Rambler's Top100
Журнал ЮРИСТ

Авторы журнала «Юрист» – специалисты в различных областях юриспруденции, руководители ведомств, ученые и практики. Здесь публикуются статьи отечественных и зарубежных экспертов; консультации и интервью; исторические материалы и многое другое. Публикации тематически и содержательно отражают сложность и противоречивость развития отечественной юриспруденции. По вопросам, которые могут быть интересны широкому кругу юридической общественности, на страницах «ЮРИСТа» можете выступить и Вы. Среди наших читателей – юристы, работники правоохранительных органов, финансисты и экономисты, депутаты, промышленники и предприниматели Республики Казахстан.

Новости на Zakon.kz

Юридический форум

Специализированный ежемесячный журнал «ЮРИСТ»
В настоящее время юридические статьи публикуются в Библиотеке Параграфа
Август, № 8,2009
Персона

Опубликовано в журнале «Юрист» № 8, 2009

 

Жамбылцам, шымкентцам и алматинцам поблажек не будет

 

АЛИМБЕКОВ Мусабек Тургынбекович

Председатель Верховного суда: Жамбылцам, шымкентцам и алматинцам поблажек не будетРодился 4 января 1954 года в селе им. Ворошилова Меркенского района Джамбулской (ныне Жамбылской) области. В 1981 году окончил юридический факультет Казахского государственного университета им. С. Кирова. Был стажером члена Джамбулского областного суда, народным судьей Центрального района г. Джамбула, заместителем председателя Джамбулского областного суда, начальником управления юстиции Джамбулской области, председателем Южно-Казахстанского, Жамбылского областных, Алматинского городского судов.

С 2006 по 2009 год - председатель коллегии по гражданским делам Верховного суда. С апреля 2009 года - председатель Верховного суда Республики Казахстан. Член Высшего судебного совета, кандидат юридических наук. Награжден орденом "Парасат", Почетной грамотой Республики Казахстан, нагрудным знаком "Уш би" Союза судей Казахстана, юбилейными медалями. Пользуется высоким авторитетом в судебной системе, имеет безупречную деловую репутацию. С назначением на новую должность, взялся за кадровую политику. В судьях ценит высокие профессиональные и личностные качества, честность, порядочность. Менять, ломать, рушить то, что уже создано - в его планы не входит. Все вопросы в пределах своих полномочий решает в рамках закона, того же требует от судей. Бывает жестким, если человек переступает закон. Не уважает судей нечистоплотных, не грамотных, не работающих над собой. Открыт для прессы. Женат, имеет сына и двух дочерей.

 

 - Мусабек Тургынбекович, для многих казахстанцев неожиданностью стало то, что главным судьей страны была назначена новая персона в Вашем лице. А лично для Вас это было неожиданностью?

 

- В какой-то мере, да. Меня об этом никто не предупреждал и никто не предполагал, что именно на том этапе будет принято решение о новом назначении, ведь у моего предшественника Кайрата Мами еще не был завершен второй срок на председательском посту.

 

- Представляя Вас на заседании Сената Парламента, глава государства отметил, что на должность председателя Верховного суда рассматривались многие кандидатуры. Кто, например, и почему выбор пал именно на Вас?

 

- Насчет других потенциальных кандидатов не могу сказать, я не в курсе, но знаю, что в нашей стране достаточно высококвалифицированных юристов-практиков и каждый из них вправе претендовать на столь высокую должность.

Что касается второй части вопроса, то в судебной системе я человек не новый, прошел все ступени судейской карьеры - начиная с должности судьи районного суда до председателя коллегии Верховного суда. На сегодня мой судейский стаж составляет около тридцати лет, вся моя служебная карьера и сознательная жизнь посвящены правосудию. Даже когда работал начальником Управления юстиции Джамбулской области, я был связан с судебной системой, так как в то время вопросы кадрового и материально-технического обеспечения судов находились в ведении Министерства юстиции. Мне известны все вопросы судебной власти, ее достижения, недостатки, плюсы, минусы. Тем более, последние три года, будучи председателем коллегии по гражданским делам Верховного суда, я непосредственно занимался проблемами судов, принимал активное участие в разработке и подготовке законопроекта о внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Гражданский кодексы по вопросам совершенствования судебной системы. Я благодарен судьбе и главе государства за оказание мне столь высокого доверия и ценю это доверие.

 

- С чего Вы начали свой первый рабочий день в должности председателя Верховного суда?

 

- С приема граждан. Было много людей, принял большинство. Я считаю, прием граждан является очень важной функцией председателя суда. Такая форма обратной связи дает возможность узнать, какие проблемы волнуют людей, на что они жалуются, с чем не согласны, и вместе с тем анализировать и устранять судебные ошибки, улучшать судебную практику.

 

- Знающие Вас судьи очень высоко оценивают Ваши профессиональные и личностные качества. Кто сыграл решающую роль в Вашем становлении?

 

- В первую очередь семья и школа и то, что дошло до меня из жизни моих предков. Я с величайшим уважением отношусь к истории нашего народа и своих предков. Я в семье был самый старший из восьмерых детей и по казахскому обычаю воспитывался у брата деда по отцу и меня все называли «атасының баласы». Дядя был образованным, много читал. Умер в 84 года.

В более старшем возрасте судьба свела меня со многими хорошими людьми, сыгравшими в моей жизни большую роль. Среди них мой первый наставник, бывший председатель Джамбулского областного суда Джуанышев Дабыл Джуанышевич. Это был авторитетный, требовательный, справедливый человек, и он меня научил многому, я благодарен ему за все.

 

- Вы возглавляли Жамбылский областной и Алматинский городской суды. Некоторые юристы предполагают, что теперь жамбылское и алматинское правосудие будет на особом положении у председателя Верховного Суда. Вас не смущают такие высказывания?

 

- Надо еще добавить и южно-казахстанский регион, я же и там работал. А чьи-то предположения меня не смущают. Было бы странно, если бы подобных разговоров не было вовсе. Главное, судьи знают, что я в состоянии перебороть свои симпатии и антипатии. Я всегда уважал профессионализм и порядочность судьи и никогда не устраивал гонений на тех, кто не разделял моих взглядов и убеждений, никогда не преследовал за критику. Я умею признавать свои ошибки, ценить профессионалов высокого класса и их личностные качества. Я никогда не путаю власть государственную со своими личными амбициями, поэтому жамбылцы, шымкентцы, алматинцы поблажек не ждут.

 

- Проводя свое первое селекторное совещание с областными судами в качестве Председателя Верховного суда, Вы сказали, что ставите перед судами задачу: они должны быть территорией, свободной от коррупции. Следует ли это понимать так, что на сегодня в судебной системе это проблема номер один?

 

- Глава государства поставил перед нами задачи, одна из которых - обеспечить чистоту судейских рядов, избавиться от случайных людей и добиться доверия населения. Поэтому призыв сделать суды территорией без коррупции - одна из тех задач, которые ставит Президент перед нашим обществом.

Если в целом брать степень коррумпированности в судебной системе, то ее размах не столь велик. Об этом говорит и тот факт, что за последние несколько лет у нас ежегодно 93 процента судебных решений по гражданским делам признаются правильными, не обжалуются. Значит, подавляющее большинство людей соглашаются с судебными актами, принятыми в судах первой инстанции, и не обращаются дальше в вышестоящие суды.

 

- А может, не соглашаются, но не обжалуют по разным причинам. Кто-то не верит в торжество справедливости, кто-то не знает законов, у кого-то нет ни денег, ни сил бороться за свои права...

 

- Знаете, когда человек не согласен, он выражает свое несогласие, и незнание закона тут не при чем. Так вот, из ста дел обжалуется всего лишь семь. Из них пять находят разрешение в апелляционных инстанциях, остальные два рассматриваются надзорными коллегиями. Таким образом, всего лишь два процента обжалуются в надзорном порядке. Следовательно, вся проблема вокруг этих семи процентов. Мы стали думать, анализировать, в чем кроются причины обжалования, и пришли к выводу, что судебные ошибки допускают в основном неквалифицированные судьи.

 

- По каким причинам в основном допускаются судебные ошибки?

 

- Причин несколько. Первая - недостаточно высокий уровень профессионализма. Вторая - не всегда судьи проявляют объективность, беспристрастность. Мы не скрываем такие вещи, говорим честно, прямо и принимаем меры по созданию системы эффективного противодействия любым проявлениям коррупции среди судейского корпуса. Сегодня эта работа выходит на качественно новый уровень, внимание в основном уделяется не на общие показатели, картину правосудия, а на конкретные слабые звенья и конкретных судей, создающих проблемы для судебной системы. Для этого мы создали в Верховном суде отдел мониторинга деятельности судей, и теперь такой мониторинг будет проводиться регулярно, целенаправленно, что позволит выявить профессионально непригодных и нечистоплотных судей. Наши специалисты будут анализировать причину каждой отмены, изменения судебного решения, нарушения сроков рассмотрения, каждую жалобу в адрес судьи, критику в СМИ. Если судья допустит ошибку из-за недостаточного профессионализма, то с ним мы будем еще работать, повышать его квалификацию, подтягивать. Ну а если проявит нечестность, непорядочность, то будем избавляться от него. Это справедливо. А чтобы не ошибиться в отношении судьи, мы в ходе мониторинга будем накапливать на него четыре блока документов. Первый - некачественные и незаконные решения. Второй - жалобы и заявления на судью, критические публикации о его работе, частное определение вышестоящего суда в его адрес. Третий - результаты общественного опроса о личности судьи, его профессиональном и моральном облике. Вопросы будут задаваться разные. Например, проявлял ли судья грубость, нетактичность и иные не процессуальные виды поведения в ходе судебного разбирательства, не было ли с его стороны намека коррупционного характера на взятку.

К слову, весной этого года Верховный суд с привлечением экспертов и социологов провел в местных судах комплексный социологический опрос лиц, столкнувшихся с деятельностью суда и непосредственно участвовавших в процессах, - обвиняемых, потерпевших, правонарушителей, истцов, ответчиков, государственных обвинителей, защитников и других. Было опрошено 5530 респондентов, и большинство из них положительно характеризовали деятельность суда. Так, с судебным решением согласны 82,8 процента лиц, недовольство выразили 15,5 процента. 86,6 процента респондентов считают, что судья был беспристрастным, 6,7 процента - что судья отдавал предпочтение какой-либо стороне. По мнению 95,3 процента граждан, судьи не допускали внепроцессуальных контактов с участниками судебных заседаний и их представителями.

Четвертый блок - занимается ли судья самообразованием, повышением квалификации. Тот, кто считает, что достиг всего и может почивать на лаврах, не заглядывать в законы, труды ученых-юристов и практиков - завтра будет обузой для судебной системы. Мы поставили задачу, чтобы каждый судья специализировался по какой-нибудь тематике, отрасли права, допустим, по рассмотрению вопросов, связанных с восстановлением на работе, жилищными отношениями, по корпоративным спорам, налоговому законодательству и так далее, как это делается в цивилизованных европейских странах. Кроме того, судья должен анализировать судебную практику по тем категориям дел, по которым специализируется, принимать активное участие в конференциях, семинарах, тогда будет толк от работы над собой. С другой стороны, добротные обобщающие анализы помогут создать единую объективную справедливую судебную практику, что немаловажно в процессе отправления правосудия.

 

- На каком уровне, и кем будут рассматриваться материалы мониторинга деятельности судей?

 

- На пленарных заседаниях областных судов. Если в работе судьи будут серьезные сбои, пленарное заседание полномочно направить материалы на этого судью в Судебное жюри, которое имеет право определять профессиональную пригодность действующего судьи и ставить вопрос об освобождении его из-за низкой квалификации. Отрицательное заключение жюри является безусловным основанием освобождения судьи от занимаемой должности и лишения его пакета социальных льгот.

 

- За два года существования Судебного жюри были случаи дачи отрицательного заключения и освобождения судьи от должности?

 

- Конечно. Достаточно сказать, что только за шесть месяцев этого года Судебным жюри рассмотрены восемь материалов. Из них в отношении четырех судей поставлен вопрос об освобождении от должности, в отношении двоих - о принятии мер по повышению профессионализма, в отношении двух других материалы возвращены в областные суды.

Между прочим, судьи, когда их приглашают на Судебное жюри, очень сильно переживают. Это для них серьезный экзамен, проверка знаний, профессионализма. После того, как по итогам мониторинга мы направили в областные суды материалы на тридцать судей, пятеро уже написали заявления об увольнении, потому что поняли, что их могут освободить от должности, и решили сами уйти. Через процедуру мониторинга мы будем заниматься самоочищением, причем постоянно, системно, и это, думаем, даст хорошие результаты. Смысл в том, чтобы каждый судья понял, что любое нарушение с его стороны рано или поздно станет достоянием гласности, и в этом мы рассчитываем на поддержку средств массовой информации.

 

- К слову, на своем первом селекторном совещании Вы поручили председателям судов не избегать встреч с прессой, чаще проводить брифинги, пресс-конференции, чтобы широкая публика знала позицию суда. Одна из казахстанских газет даже умиленно воскликнула: «Вот это да! Господин (Алимбеков. - Т. Н.) назначил прессу любимой женой!».

 

- Я сторонник того, чтобы одним из приоритетных направлений деятельности судебной системы было тесное плодотворное сотрудничество с прессой и телевидением. Суды - публичный орган, и судебные процессы проводятся открыто, за исключением тех, которые оговорены в законе. Мы никоим образом не должны скрывать от общественности деятельность судебных органов, их успехи, проблемы, и вправе рассчитывать на взаимопонимание, объективность и правдивость со стороны СМИ. К сожалению, не всегда находим понимание со стороны отдельных журналистов. Чтобы они достаточно хорошо знали судебную тематику и профессионально ее освещали, мы регулярно проводим в Верховном суде встречи журналистов с судьями, на которых обсуждаются актуальные вопросы судебной системы.

По нашей Конституции судья независим и при рассмотрении конкретного дела подчиняется только закону, руководствуется своими внутренними убеждениями и судейской совестью. Никто не имеет права давить на него, но, к сожалению, элементы давления присутствуют. Следовательно, чем лучше будет работать принцип гласности правосудия, тем меньше будет случаев давления на суд и судью. В этом плане показателен опыт наших российских коллег. Там как сделали?

В Высшем арбитражном суде фамилии чиновников, заинтересованных в деле и пытающихся взять его под контроль, размещают на официальном сайте суда, и все видят, кто вмешивается. Такие меры возымели должный эффект, телефонных звонков и обращений стало гораздо меньше. Кроме того, подобные факты фиксируются в журнале, и судья перед началом процесса докладывает об этом его участникам. А на Западе и вовсе отучили людей вмешиваться в отправление правосудия. За это человек может лишиться своего кресла, какую бы высокую должность не занимал. Возможно, мы тоже заведем в судах журнал для регистрации различных звонков и просьб. Ориентируясь на лучший международный опыт, мы стараемся приблизить свою судебную систему к мировым стандартам.

 

- Если не ошибаюсь, на веб-сайте Верховного суда выставляется совсем маленькое количество судебных решений. Почему выставляются не все, причем день в день?

 

- На сегодняшний день банк судебных актов на нашем сайте составляет около 350 тысяч актов всех уровней. По-моему, это немало. Здесь помещены практически все судебные акты, за исключением тех, которые приняты по закрытым делам. Решения выставляются достаточно оперативно, в каждом областном суде технология уже отработана. Но надо иметь в виду, что решения не могут вывешиваться до вступления в законную силу, это тоже требование закона.

 

- В обществе бытует мнение, что наши суды получили неограниченную и фактически бесконтрольную власть. Кто в стране реально может проконтролировать действия, решения судов?

 

- Контролируют все. Вы видели когда-нибудь, чтобы нас оставили в покое? Если, допустим, неправильно будет поделено имущество между мужем и женой, то они разве будут молчать об этом? Нет, конечно, а будут обжаловать, и имеют на то полное право. Как показывает практика, ни одно физическое и юридическое лицо не мирится с незаконно принятым судебным решением и добивается справедливости на всех этапах судебного разбирательства. То есть спорящие стороны не позволят судье нарушать закон, их права, поднимут шум, станут писать жалобы во все инстанции и газеты, а это уже элемент контроля.

Не оставляют нас без внимания СМИ, и мы не возражаем против этого, а, наоборот, предлагаем журналистам шире освещать деятельность судебной системы, в том числе проблемные вопросы, приглашаем их к конструктивному открытому диалогу. Это тоже действенный контроль.

Далее. Не дремлют неправительственные организации, объединения, органы прокуратуры, осуществляющие процессуальный надзор за судебными актами, отслеживающие каждое наше решение, а также другие органы. Так что контроль над судами более чем достаточен, и мы это только приветствуем. Но это не значит, что можно контролировать решения судов по конкретным делам, такое не позволено никому. Судьи при отправлении правосудия независимы и подчиняются только Конституции и закону.

 

- Руководство Верховного суда неоднократно говорило с разных трибун, что судьям надо дать большую зарплату, чтобы они держались за свое место. Они и так держатся, да еще как, и Вы, наверное, знаете, почему. Верховный суд проводит исследования, какая примерно сумма взяток поступает ежегодно в суды, и растет ли эта сумма из года в год или, наоборот, снижается? И какие меры принимает для того, чтобы уменьшить неофициальные доходы судей?

 

- Все эти вещи от лукавого. Если вам интересно знать, как живут судьи, можете взять судейский список Алматы, Астаны и других городов, в которых указаны адреса судей, сходить к ним и посмотреть. Думаю, любой судья откроет дверь. Вы убедитесь, что картина совсем не такая, как описывают, что якобы все судьи миллионеры, живут в особняках. Это не так. Основная масса судей, как и многие наши граждане, живет в обычных квартирах.

По поводу заработной платы судей. Учитывая кризисную ситуацию, мы не будем просить повышения зарплаты. Что государство посчитает нужным дать для содержания судебного аппарата, то и будем получать, хотя по сравнению с Россией и Европой у нас в плане материального обеспечения наблюдается большое отставание. Скажу больше, в каждом указе Президента о назначениях и освобождении судей энное количество судей уходит по собственному желанию, потому что судейская должность очень тяжелая, изматывающая, и не всех устраивает зарплата.

Проблема коррупции актуальна всегда и в любом обществе и не следует преувеличивать ее уровень в судейской среде. Мы постоянно проводим широкую антикоррупционную кампанию в своих рядах и всячески усиливаем работу комиссий по судейской этике и дисциплинарно-квалификационных коллегий. Поверьте, сегодня ни одно обращение граждан и государственных органов не остается без внимания. Сегодня освободить судью можно не только за грубые нарушения законности при рассмотрении дел, но и несоблюдение судейской этики. А председатели судов могут быть отстранены от должности за ненадлежащее исполнение своих обязанностей и могут быть наказаны в дисциплинарном порядке, в том числе за недостатки в организации работы суда по противодействию коррупции. О чем это говорит? О том, что наша работа всегда находится под контролем и в суды не текут рекой неофициальные доходы.

 

- В бытность Союза выпускник юридического факультета КазГУ мог быстро стать судьей, причем хорошим. Это видно и на Вашем примере. Уже через год после юрфака Вы стали судьей, а еще через несколько лет - заместителем председателя Джамбулского областного суда, и сейчас Вы - Председатель Верховного суда. Сегодня судьями быстро не становятся. Набирают стаж, учатся в Институте правосудия, проходят через пленарные заседания областных судов, Высший судебный совет, да и то не все могут стать судьями. Наверное, все же не так мы отбираем судей. Как Вы думаете?

 

- Относительно себя хочу сказать, что до поступления на юридический факультет я проработал на производстве, отслужил в армии, а после учебы нас направляли в тот или иной регион, при этом смотрели на оценки. Кто хорошо учился - распределяли в суды и прокуратуру, а кто учился хуже - в другие структуры. Но даже и тогда бывали кадровые ошибки, которые, правда, быстро исправляли.

Сегодня мы стали уделять очень серьезное внимание кадровой политике. Недавно мы встретились с председателем Высшего судебного совета Оналсыном Исламовичем Жумабековым и обсудили актуальный вопрос - как сделать еще более прозрачной процедуру отбора кандидатов в судьи. Решили, что в каждую область будут отправляться и вывешиваться на видном месте списки юристов, сдавших документы в Высший судебный совет и претендующих на судейскую должность именно в этой области. Пусть население выскажет свое мнение, достоин ли тот или иной кандидат стать судьей, вызывает ли он доверие своим профессионализмом и моральным обликом, будет ли он завтра принимать судебные решения по закону, внутреннему убеждению и судейской совести. Вся полученная информация будет тщательно анализироваться компетентными специалистами.

Во-вторых, будем делать упор на Институт правосудия Академии государственного управления при Президенте. На одном из последних заседаний Высший судебный совет рекомендовал 15 человек на занятие должности судьи в районных судах именно из числа выпускников этой академии. В то же время члены совета отменили рекомендации в отношении восьми кандидатов, поскольку выяснилось, что они привлекались к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения, в основном за превышение скорости. Почему отменили? Потому что принцип безупречности судьи должен быть исключительным, абсолютным, и ни один человек, имеющий любое правонарушение, не должен стать судьей. То есть кандидат в судьи должен быть незапятнанным, и прежде всего сам не должен нарушать закон ни при каких ситуациях и обстоятельствах.

 

- Говорят, формально подбором судейских кадров занимается Высший судебный совет, а фактически - Верховный суд, он сам знает, кого продвинуть, кого задвинуть. Имеют под собой почву такие суждения, и какой сейчас конкурс в Алматы и Астане на одно судейское место?

 

- Ничего подобного, Верховный суд не может влиять на решения Высшего судебного совета. Во-первых, если раньше ВСС был консультативно-совещательным органом, то с последними изменениями, внесенными в Конституцию, стал конституционным органом и находится в структуре Аппарата Президента.

Во-вторых, в состав ВСС, помимо судей, входят представители других госструктур и общественности - Мажилиса, Сената, Генеральной прокуратуры, Союза адвокатов, Аппарата Президента.

 В-третьих, новый закон о Высшем судебном совете наделил этот орган новыми полномочиями и соответственно более высоким статусом, прописана четкая процедура отбора кандидатов в судьи, конкретизированы и ужесточены отдельные критерии оценки кандидата, которые будут учитываться при рассмотрении.

Что касается конкурса, то, по данным ВСС, в прошлом году на занятие 163 вакантных мест претендовало 1053 кандидата. С начала этого года на 133 вакантных места количество кандидатов увеличилось уже до 1086 человек. Разумеется, конкурс в Алматы и Астане всегда выше, чем в других регионах.

 

- Судейское начальство должно ценить в судьях те качества, которые ценятся в обществе. Ведь, как выразился один известный юрист, «судьи прекрасно понимают, что для вида они должны быть одними - беспристрастными, независимыми, неподкупными, а на самом деле от них требуется совсем другое, в основном беспрекословное послушание начальству». А беспрекословное подчинение и личная преданность плохо сочетаются с профпригодностью. Какие требования предъявляете к судье лично Вы?

 

- Чтобы у него была безупречная репутация, высокая квалификация, правовая культура и грамотность. Мой опыт убеждает, что тот судья, который все время слепо поддакивает начальству, плохо кончит. Знаете, почему? Потому что за принятые решения он будет отвечать сам. Как каждая душа, представшая перед Богом, лично сама будет отвечать за все свои земные поступки, и ей не помогут ни мамочка, ни папочка, ни тетушка, ни дядюшка, так и каждый судья несет персональную ответственность за каждый принятый судебный акт, и его, в случае чего, никто не станет спасать.

А что касается массового, как я понял, беспрекословного послушания начальству, то тут явный перебор. Конечно, каждый судья принимает решения независимо от кого-либо, и мы, еще раз подчеркиваю, никому не позволим вмешиваться в процесс отправления правосудия, диктовать свои условия.

 

- В последнее время актуализируется вопрос неприкосновенности судьи. Чем это вызвано? Будете ли Вы лоббировать идею об усилении ответственности за воздействие на суд с использованием средств массовой информации и об изменении механизма специальных оперативно-розыскных мероприятий в отношении судей, чтобы обеспечить им неприкосновенность и оградить их от неправомерных действий со стороны правоохранительных органов?

 

- На одном из последних заседаний Совета по правовой политике при Президенте я как раз озвучивал этот вопрос. Вообще, различные провокационные действия в отношении судей должны быть пресечены. Я понимаю, когда судья или любое другое должностное лицо начинает вымогать, он получает по заслугам. Но когда дело доходит до шантажа и откровенной провокации, тут надо принимать действенные меры.

На конституционном уровне вопросы охраны независимости судебной власти и иммунитет от преследования в уголовном и административном порядке судей решены. Закреплены и другие важные принципы: о недопустимости вмешательства в деятельность суда по отправлению правосудия и о том, что судья ни перед кем не подотчетен по конкретному делу. Однако эффективного механизма реализации этих основополагающих принципов на сегодня нет. Судьи реально не защищены от противоправного психического и физического воздействия, прямых и косвенных вмешательств, уголовного и иного преследования. Немало попыток повлиять на судебные решения со стороны должностных лиц, государственных органов, взятие на контроль конкретных уголовных и гражданских дел. Нападки на судей посредством использования средств массовой информации также стали обычным делом.

Поэтому для судебной системы обеспечение независимости и неприкосновенности судей требует своего решения. На наш взгляд, целесообразно установить запрет на какое-либо противоправное воздействие на судей со стороны физических, юридических лиц, в том числе представителей средств массовой информации и повышение ответственности за подобные действия.

Есть необходимость в усилении гарантий независимости судей на стадии проведения специальных оперативно-розыскных мероприятий. Их санкционирование должно осуществляться Генеральным прокурором, что оградило бы судей от неправомерных действий со стороны правоохранительных органов.

 

- В ходе реформирования судоустройства Казахстана намечается устранить многоступенчатость действующей системы правосудия, упразднить ряд судебных инстанций. Каких и когда? И что в итоге будет представлять собой новая структура судебной власти?

 

- Меры по дальнейшему совершенствованию и оптимизации судопроизводства и судоустройства будут приниматься последовательно. Сейчас в Парламенте находится на рассмотрении законопроект о внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Гражданский кодексы по вопросам совершенствования судебной системы, в котором предусмотрено преобразование структуры судебной системы в трехзвенную. Так, судебные инстанции будут сокращены с восьми до трех. Все дела по первой инстанции будут разрешаться исключительно в районных судах. В областных судах будет упразднена надзорная инстанция, останется только апелляционная и кассационная, а Верховный суд будет рассматривать категорию дел только в порядке надзора. Такое судоустройство позволит нам достичь нескольких целей: сведет к минимуму дублирование функций различными судебными органами, а значит, приведет к упрощению и ускорению прохождения и разрешения судебных дел, а также значительно повысит роль судов первой инстанции. Нам предстоит работать над реализацией «Стратегического плана развития судебной системы на 2009-2011 годы». Этот программный документ содержит основные цели и направления судебной системы, в котором можно выделить три приоритета. Первый - радикальное повышение эффективности правосудия, системного обучения и подготовки судейских кадров, а также достижение высокого уровня исполнения судебных актов. Второй - обеспечение функционирования новой трехзвенной структуры судебной системы, более приближенной к населению. Третий - адекватная высокому статусу судов их материально-техническая оснащенность, усиление социальных и правовых гарантий судей.

 

- По новому законопроекту, инициируемому Верховным судом, будет ограничена подача надзорных жалоб в высший судебный орган. Вам не кажется, что это вызовет недовольство со стороны граждан деятельностью судов? Ведь не секрет, что на местах председатели судов приказывают поменьше отменять судебных решений, так как это может испортить показатели. Такая практика вызывает у граждан мысли о бесполезности подачи жалоб, искусственно повышает процент мнимого благополучия в правосудии...

 

- Ваш вопрос выражает несколько одностороннее понимание той огромной многосторонней работы по реформированию судоустройства и судопроизводства, которая велась и ведется Верховным судом на протяжении нескольких лет. Действительно, по новому законопроекту Верховный суд будет рассматривать дела только в порядке надзора, и это будет определенная небольшая категория дел. Большинство дел найдет свое окончательное решение в апелляционной и кассационной инстанциях. Кстати, кассационная инстанция, от которой мы отказались в прошлом, вводится вновь именно для обеспечения лучшей защиты прав человека в условиях трехступенчатой структуры судопроизводства. Как известно, решение кассационного суда не может быть направлено на ухудшение положения человека, в отношении которого рассматривается дело.

Во-вторых, значительно усилится в этой связи роль судов первой инстанции, возрастет авторитет судьи районного суда. Согласитесь, сильный районный суд для наших граждан и более удобен, и более выгоден. Люди должны понять, что трехзвенная структура вводится в стране как понятная структура, призванная сократить судебную волокиту и повысить качество защиты прав граждан.

 

- Есть мнение, что специализация судов хоть и прогрессивна по своей сути, но не очень влияет на состояние судебной системы в целом. Какова Ваша точка зрения по этому вопросу?

 

- Вам не кажется, что это противоречивое суждение? Ничто прогрессивное не может не влиять положительно на всю существующую систему. Наиболее развитые судебные системы мира пошли по пути глубокой специализации судов. И, кстати сказать, опыт образования специализированных судов в Казахстане в свое время получил положительную оценку со стороны ряда международных организаций, в том числе ОБСЕ и вызвал высокий интерес в других странах СНГ.

Согласитесь, будь судья даже семи пядей во лбу, ему очень сложно одновременно вести и уголовные, и гражданские, и административные дела, разобраться в дебрях и налогового, и трудового, и земельного, и жилищного права. Поэтому мы будем только усиливать специализацию судов и судей. Лично у меня нет сомнений, что это дело имеет хорошую перспективу. Сейчас мы думаем о том, чтобы создать еще специализированные налоговые суды.

 

- Осуществляя политику специализации судов, Верховный суд года три назад инициировал создание финансового суда города Алматы. Но, насколько мне известно, в этот суд больше года не поступило ни одного искового заявления, а судьи, между тем, повышали свои знания за рубежом. Как сегодня складывается ситуация в финансовом суде? Оправдывает ли он свое предназначение?

- Финансовый суд специализируется на специфических правовых отношениях рынка ценных бумаг. Необходимость его создания продиктована тем, что он призван способствовать развитию мегаполиса как крупного регионального центра финансовой и деловой активности. Наше государство заинтересовано в том, чтобы в Казахстане появился нормальный рынок ценных бумаг, привлекательный не только для отечественных субъектов, но и для представителей других стран, чтобы финансовый центр стал биржей ценных бумаг хотя бы для стран Содружества и Центральной Азии. Конечно, нельзя сказать, что финансовый суд завален делами. В силу его специфичности, такое и не ожидается. Но в то же время дела, по мере возникновения спорных ситуаций, поступают. В первом полугодии в производстве суда находилось 16 дел, по четырем вынесены решения, остальные прекращены по различным процессуальным основаниям.

 

- На заре становления административных судов было много полемики по поводу подсудности дел, которые должны были рассматривать эти суды. Решен ли до конца этот вопрос, и выполняют ли сегодня административные суды свою главную миссию - защиту граждан от произвола должностных лиц и государственных органов?

 

- Количество обращений в административный суд по делам об оспаривании действий государственных органов и должностных лиц увеличивается, причем суды удовлетворяют абсолютное большинство заявлений и жалоб граждан, что свидетельствует о высокой степени гарантированности восстановления нарушенных прав.

Сегодня ученые и практики высказывают мнение, и Верховный суд его разделяет, о расширении подсудности действующих административных судов. Такие суды должны рассматривать все дела, возникающие на основании отношений власти и гражданина, а также юридического лица.

 

- В Казахстане идет эксперимент по непрерывному проведению судебных разбирательств. О чем говорят первые результаты эксперимента, и как скоро будет он претворен в жизнь?

 

- К идее возрождения принципа непрерывности мы пришли с целью наладить систему планирования судебных разбирательств, исключить скрытую волокиту, поднять качество правосудия. Первые результаты эксперимента, действующего в нескольких судах, оправдывают ожидания. Мы убеждаем судей, что процессы можно откладывать в исключительных случаях, а не постоянно. Перед председателями нижестоящих судов поставлена задача изучить проблему глубже и проанализировать моменты, препятствующие безболезненному введению непрерывности судебных процессов.

По итогам эксперимента, проведенного в прошлом году, семьдесят процентов всех оконченных производством дел завершились вынесением судебного решения в первый же день судебного заседания. В этом году эксперимент будет продолжен. Резервы для этого есть - это надлежащая досудебная подготовка, правильная организация работы судьи и рассмотрение дел в заочном производстве. Возможно, в перспективе будем обсуждать вопрос о включении этой нормы в закон.

 

- В июне этого года Союз адвокатов Казахстана обратился с открытым письмом к Президенту Нурсултану Назарбаеву, в котором говорится, что в правоприменительной практике страны сложилась критическая ситуация с соблюдением таких фундаментальных прав человека, как право на защиту и квалифицированную юридическую помощь. Речь, в частности, шла о том, что органами национальной безопасности введен противоречащий самой сути конституционных гарантий прав и свобод граждан запрет на участие в судопроизводстве для адвокатов, не имеющих специального допуска к государственным секретам. Это, по мнению адвокатов, ограничивает граждан, оказавшихся в орбите уголовного судопроизводства, в праве свободного выбора защитника. Примерно в это же время Вы выступили на заседании Совета по правовой политике при Президенте и акцентировали внимание на проблемах, влияющих на доступность правосудия и требующих скорейшего разрешения ввиду возможности ограничения конституционных прав и свобод граждан. О каких конкретных проблемах говорили Вы, и какие предлагаете пути их решения?

 

- Вы подняли очень злободневный вопрос. Право граждан на квалифицированную юридическую помощь прописано в Конституции, но как следует его понимать и как оно соблюдается - проблема, требующая обстоятельной, взвешенной многоступенчатой проработки. Собственно говоря, все изменения, проводимые в рамках судебно-правовой реформы, направлены на обеспечение конституционных прав граждан на эффективную защиту.

К сожалению, приходится отмечать, что если судебная реформа у нас в стране продвигается и набирает обороты, то реформы в других правоохранительных структурах заметно отстают. Я имею в виду органы следствия, прокуратуры, адвокатуру, а это существенно снижает эффективность оказания правовой помощи гражданам. В ситуации же с ограничением права граждан на свободный выбор защитника, скажу вам следующее.

Если в области судебного представительства и сложилась критическая ситуация, то как раз именно потому, что у граждан слишком свободный выбор защитника, практически неограниченный. Посмотрите, что творится в судах. Гражданина на процессах может представлять кто угодно, не только законные опекуны, родственники, начальники, юристы организаций, в которых они работают, но и совершенно случайные люди. Уровень правовой грамотности таких представителей не выдерживает никакой критики. Это, в лучшем случае, затрудняет работу судьям, вынужденным порой закрывать глаза на некоторые недочеты в подаваемых исках, и таких много. В худшем случае - из-за деятельности таких представителей гражданин теряет все шансы отстоять свои интересы в судебном порядке. Я уж не говорю о других негативных последствиях, порождаемых таким неконтролируемым институтом представительства.

В Верховном суде прошел «круглый стол» с участием широкой юридической общественности, посвященный как раз ситуации, сложившейся в сфере судебного представительства, во время которого обозначены пути решения, включая и такие, чтобы вовсе запретить случайным людям быть представителями в суде и передать это право только адвокатам. Сейчас на стадии разработки находится законопроект, регулирующий институт судебного представительства. Участие в его обсуждении может принять любой заинтересованный представитель общественности. Что касается доступа лиц к государственным секретам, то существуют определенные ограничения, связанные с безопасностью страны, и к этому надо относиться с пониманием. Свободный выбор защитника - отнюдь не гарантия обеспечения права гражданина на квалифицированную юридическую помощь.

 

- Мусабек Тургынбекович, благодарю Вас за беседу.

 

Беседу вела Торгын НУРСЕИТОВА

Здесь должны быть комментарий