Rambler's Top100
Журнал ЮРИСТ

Авторы журнала «Юрист» – специалисты в различных областях юриспруденции, руководители ведомств, ученые и практики. Здесь публикуются статьи отечественных и зарубежных экспертов; консультации и интервью; исторические материалы и многое другое. Публикации тематически и содержательно отражают сложность и противоречивость развития отечественной юриспруденции. По вопросам, которые могут быть интересны широкому кругу юридической общественности, на страницах «ЮРИСТа» можете выступить и Вы. Среди наших читателей – юристы, работники правоохранительных органов, финансисты и экономисты, депутаты, промышленники и предприниматели Республики Казахстан.

Новости на Zakon.kz

Юридический форум

Специализированный ежемесячный журнал «ЮРИСТ»
В настоящее время юридические статьи публикуются в Библиотеке Параграфа
Ноябрь, № 11,2006
Персона
Базарбаев Бахит Базарбаевич

Некоторые вопросы применения гражданско-правовых норм


об исковой давности и возмещении морально вреда

 

Б. Базарбаев - к.ю.н., профессор кафедры гражданского права АЮА КазГЮУ

  

Вопросы исковой давности

 

Правоприменительная практика в последнее время нередко сталкивается с необходимостью разрешения отдельных вопросов, связанных с исковой давностью. Прежде всего, это вопрос о понятии исковой давности. В Гражданском кодексе Республики Казахстан (далее - ГК РК) дано следующее определение понятию исковой давности: исковая давность - это период времени, в течение которого может быть удовлетворено исковое требование, возникшее из нарушений права лица или охраняемого законом интереса. Данная дефиниция отличается от традиционного понятия исковой давности, установленного в ранее действовавшем гражданском законодательстве (ГК РСФСР, Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, ГК Казахской ССР) и воспринятого в обновленном ГК РФ. Ст. 195 ГК РФ содержит следующую норму: исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В ряде публикаций нам приходилось уже указывать на различия в раскрытии понятия исковой давности между гражданскими кодексами РФ и РК. Наиболее существенные моменты этих различий сводятся к следующим положениям:

1) в ГК РК исковая давность обозначается как срок, определенный периодом времени. При этом учитывается, что в общей норме, посвященной определению срока, предусмотрены три способа установления срока - указанием календарной даты или события, которое должно неизбежно наступить либо периода времени (ст. 172 ГК РК, ст. 190 ГК РФ). Уточнение в ГК РК понятия исковой давности как срока, обозначенного периодом времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами, представляется уместным и необходимым;

2) исковая давность является временным ограничением судебного удовлетворения требования по иску, но не выполняет функцию защиты нарушенного права. Если исходить из понятия исковой давности как срока для защиты права (ГК РФ), то может сложиться мнение, что любой иск предъявленный в пределах исковой давности, должен быть удовлетворен. Между тем, не вызывает возражений то, что если обоснованность иска окажется недостаточной, то в иске может быть отказано несмотря на то, что исковая давность по предъявленному требованию еще не истекла;

3) исковая давность связана с нарушением не только субъективного права лица, но и публичных предписаний действующей правовой нормы. Так, при рассмотрении иска о признании договора найма жилища из государственного жилищного фонда недействительным (ст. 82 Закона о жилищных отношениях) необходимости в установлении лица, право которого нарушено, не возникает. Здесь решающее значение имеет не то обстоятельство, что жилище предоставлено не тому лицу, которое имело право в порядке очередности получить его, а нарушение установленного порядка предоставления жилища из государственного жилищного фонда (глава 9 Закона о жилищных отношениях). С учетом этого обстоятельства в определении исковой давности помимо требований лица, право которого нарушено, указан также охраняемый законом публичный интерес (в данном случае установленный жилищным законом общественный интерес в соблюдении принципа справедливого распределения государственного жилищного фонда);

4) исковая давность касается не только требований, заявляемых лицом, право которого нарушено. Иск может предъявляться как непосредственно заинтересованным лицом, так и другими лицами в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством (например, органом прокуратуры). В связи с этим при определении понятия исковой давности акцентирование внимания на субъекте искового требования (срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК РФ)) необоснованно сужает это понятие. Поэтому в определении исковой давности ст. 177 ГК РК отсутствует указание на субъекта искового требования.

Исходя из перечисленных отличительных особенностей установленный законодательством любой срок, ограничивающий возможности судебного удовлетворения требования, надлежит признавать исковой давностью, несмотря на отсутствие прямого поименования приводимого временного отрезка исковой давностью. В качестве примера этого положения можно привести следующие правовые установления:

1) Указом Президента РК от 23 декабря 1995 г. «Об ипотеке недвижимого имущества» установлен порядок реализации ипотеки в случае неисполнения должником основного обязательства. Реализация ипотеки во внесудебном порядке осуществляется путем проведения торгов на заложенное имущество. В случае нарушения процедуры проведения торгов залогодатель, а также должник по основному обязательству, если он не является залогодателем, вправе в течение 3 месяцев оспорить результаты торгов в суде по месту нахождения недвижимого имущества (ст. 33 Указа). Как видно, в данной норме отсутствует название «исковая давность» относительно трехмесячного срока, в течение которого допускается оспаривание результатов торгов. Однако смысл применения этого срока заключается в том, что суд по заявлению залогодателя и (или) должника по основному обязательству, может удовлетворить их требование об отмене результатов торгов, то есть документа о приобретении недвижимого имущества на торгах. Требование об отмене результатов торгов, в свою очередь, связано с нарушением процедуры проведения торгов, затрагивающих интересы залогодателя и (или) должника по основному обязательству. Так, специализированный межрайонный экономический суд г. Алматы посчитал не пропущенным 3-х месячный срок на обжалование торгов при рассмотрении иска ТОО «PRIDE LTD» к ОАО «Эксим банк Казахстан» и другим и признал недействительными протоколы торгов на земельный участок площадью 3,2649 га[1].

2) Законом РК «О жилищных отношениях» предусмотрены основания признания договора найма жилища из государственного жилищного фонда недействительным. Требование о признании договора недействительным может быть заявлено в течение трех лет со дня заключения договора (п. 2 ст. 82 Закона). В этом случае также следует считать этот трехлетний срок исковой давностью, несмотря на отсутствие соответствующего названия, ибо требование о признании договора найма жилища из государственного жилищного фонда недействительным может основываться на нарушении права лица, состоящего в очереди на получение жилища либо установленных правил предоставления жилища.

3) Законом РК «О браке и семье» предусмотрено правило, по которому при совершении одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. В случае несоблюдения этого правила, последний вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки (п. 3 ст. 33 Закона). Здесь тоже закон установил исковую давность, хотя прямо этот годичный срок не назван в качестве таковой.

Следующим вопросом, имеющим практическое значение в процессе применения исковой давности, является установление начала течения срока исковой давности. Общее правило, закрепленное в п. 1 ст. 180 ГК РК, гласит: течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права. Не вызывает возражений мнение о том, что данное правило должно действовать в двух случаях применения исковой давности:

1) когда предъявление иска основано на нарушении абсолютных прав истца;

2) когда иск предъявляется не лицом, чье право нарушено, а другим заинтересованным лицом или прокурором в связи с нарушением действующей правовой нормы.

Примером нарушения абсолютных прав истца может служить нарушение права собственности и иных абсолютных прав (хищение имущества собственника, вторжение в права владельца и пользователя имущества и др.). В этих случаях течение исковой давности начинается с момента, когда собственник или обладатель иного абсолютного права узнает или должен узнать о нарушении своего права. При этом не имеет значения момент обнаружения правонарушителя (например, хищение совершено 15 марта 2006 года, собственнику этот факт стал известен 15 мая 2006 года, а преступник задержан 15 июля 2006 года - исковая давность исчисляется с 15 мая 2006 года, хотя личность ответчика пока остается невыявленной). Время, затраченное на выявление личности правонарушителя и засчитанное в срок исковой давности, может быть принято во внимание при обсуждении вопроса об уважительности причины пропуска исковой давности. Помимо права собственности к категории абсолютных прав относится право нанимателя жилого помещения требовать признания бывшего члена семьи утратившим право пользования этим жилым помещением вследствие непроживания в нем сверх установленных сроков (ст. 87 Закона «О жилищных отношениях»). Исковое требование может быть предъявлено в пределах общего срока исковой давности (то есть в течение трех лет) со дня, когда наниматель узнал или должен был узнать о нарушении права безраздельного владения и пользования жилым помещением. Нарушение права истца в одном из судебных дел выразилось в том, что в договор приватизации квартиры был включен бывший супруг истца, который в связи с непроживанием в этой квартире более 6 месяцев утратил право пользования жилым помещением. Суд определил начало течения исковой давности с даты заключения договора приватизации, поскольку в этот день истец узнал о нарушении своего права владения квартирой вследствие допуска вторжения бывшего супруга в его жилище[2].

Особо важное значение имеет определение начала исковой давности, приуроченное к моменту фактического или должного обнаружения нарушения действующей правовой нормы, при рассмотрении исков заинтересованных лиц, надлежащего государственного органа либо прокурора о признании недействительности сделок. Так, в соответствии с Законом РК «О приватизации» в случае предъявления иска о признании договора купли-продажи недействительным заинтересованными лицами либо прокурором исковая давность по спорам составляет шесть месяцев со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием признания договора недействительным, но не позднее чем через три года со дня подписания договора (п. 3 ст. 25). Иначе определен срок исковой давности о признании приватизационных сделок недействительными по ГК РФ. Если приватизационные сделки не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов, то в соответствии со ст. 168 ГК РФ они признаются ничтожными по иску, предъявленному в течение 3-х лет с момента начала их исполнения. Но в случае проведения приватизации под влиянием обмана, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой, совершенная сделка может считаться оспоримой и по истечении трех лет. В ГК РФ и ГК РК для оспоримых сделок срок исковой давности составляет один год и исчисляется он со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Как утверждает В.П. Камышанский, приватизационная сделка теоретически может быть оспоримой и через десять, и через двадцать лет[3]. Соглашаясь с этим мнением следует обратить внимание на существующие противоречия между нормами, устанавливающими сроки исковой давности в Законе «О приватизации» - шесть месяцев со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием признания договора недействительным и ГК РК - один год - так же со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 162). При этом явным несоответствием ГК РК является ограничение срока исковой давности по этим требованиям тремя годами со дня подписания договора. Следовало бы эти ограничения срока исковой давности по требованиям, связанным с приватизационными сделками, снять и привести указанные нормы в соответствие с положениями Гражданского кодекса РК, находящегося по иерархии на более высоком уровне.

Следует учитывать, что специальные сроки исковой давности распространяются на любые приватизационные сделки, в том числе и в жилищной сфере. Так, по мнению Акима г. Тараза, изложенному в апелляционной жалобе на решение Таразского городского суда от 9 сентября 2005 г., Закон РК «О приватизации» не регулирует приватизацию объектов государственного жилищного фонда. Приватизация объектов государственного жилищного фонда регулируется специальным законодательством. В связи с чем, применяется общий срок исковой давности. Жамбылский областной суд, рассматривавший это дело, справедливо отклонил этот несостоятельный довод Акима и применил к спору шестимесячный срок исковой давности[4].

При определении начала исковой давности в случае нарушения абсолютных прав истца не всегда выдерживается приведенное общее правило. Так, в упомянутом деле по иску ТОО «PRIDE LTD» к ОАО «Эксимбанк Казахстан» суд посчитал, что течение трехмесячного срока исковой давности на обжалование результатов торгов должно начинаться со дня выдачи залогодателю залогодержателем документа, свидетельствующего о прекращении ипотеки[5]. Если документ не выдан, то и не происходит течение срока исковой давности. Вряд ли с этим выводом можно согласиться. В торгах имеют право принимать участие любые юридические лица и граждане, включая залогодателя и залогодержателя. В ст. 33 Указа установлено лишь право залогодателя в течение 3-х месяцев оспорить результаты торгов, но с какого момента исчисляется этот срок не обозначено. Следует полагать, что залогодатель узнает о нарушении его прав в самом процессе проведения торгов, поэтому срок для оспаривания в суде результатов торгов начинается с момента завершения торгов.

 

Вопросы возмещения морального вреда

 

Правовая норма всеобъемлющего характера о возмещении морального вреда содержится в п. 1 ст. 917 ГК РК, которая гласит: «Вред имущественный и (или) неимущественный), причиненный неправомерными действиями (бездействием) имущественным или неимущественным благам и правам граждан и юридических лиц, подлежит возмещению лицом, причинившим вред, в полном объеме». На первый взгляд, это правило устанавливает возможность обращаться с требованием о возмещении морального вреда во всех случаях причинения любого вреда неправомерными действиями правонарушителя. Однако действующее гражданское законодательство предусматривает различные правила возмещения морального вреда в зависимости от характера правонарушения (деликта), учитывая следующие варианты сочетания имущественного и морального вреда, наступающего в результате нарушения личных неимущественных и имущественных прав потерпевших:

1) возмещение морального вреда при нарушении личных неимущественных благ и прав потерпевшего;

2) возмещение морального и имущественного вреда при нарушении личных неимущественных прав потерпевшего;

3) возмещение морального и имущественного вреда при нарушении имущественных прав потерпевшего.

Первые два варианта сочетания имущественного и морального вреда, подлежащего возмещению, нашли отражение вслед за Основами гражданского законодательства в ГК РК (ст.ст. 141, 142, п. 3 ст. 951). В соответствии с закрепленными в них нормами применяется правило: при нарушении личных неимущественных благ и прав гражданина подлежат возмещению понесенный им моральный вред, а если имел место также и имущественный вред, то возмещается одновременно моральный и имущественных вред.

Что касается возмещения морального вреда как результата нарушения имущественных прав потерпевшего, то с принятием Особенной части ГК РК (то есть с 1 июля 1999 года) введены определенные ограничения. П. 4 ст. 951 ГК РК установлена норма, в соответствии с которой моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, возмещению не подлежит, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами. Такое исключение предусмотрено в самом ГК РК, ст. 947 которого содержит основание возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ и услуг. Согласно этой норме вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), а также вследствие недостоверной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем (исполнителем) независимо от их вины и от того, состоял ли потерпевший с ними в договорных отношениях или не состоял. В настоящее время данное исключение из общего правила о недопустимости возмещения морального вреда при нарушении только имущественных прав потерпевшего пока является единственным. Передача товара или выполнение работ и услуг с недостатками затрагивает права потребителя на получение доброкачественного товара и надлежащего исполнения работ и услуг. Безусловно, здесь нарушаются его имущественные права вне связи с нематериальными благами. Следует, однако, отметить тенденцию более широкого применения приведенной в ст. 917 ГК РК общей нормы о возмещении морального вреда при нарушении имущественных прав. Можно привести примеры судебной практики, когда рассматривались требования о возмещении морального вреда в случаях безлицензионного использования изобретения[6], незаконного опубликования фотографий[7], противоправного сноса жилого дома[8], создания препятствий собственнику в пользовании гаражом[9].

В целях упорядочения практики возмещения морального вреда в случаях нарушения имущественных прав потерпевшего и совершенствования норм ГК РК следовало бы рассмотреть вопрос о внесении в гражданское законодательство поправок либо путем исключения правила, содержащегося в п. 4 ст. 951 ГК РК, либо путем изменения текста п. 1 ст. 917 ГК РК.

 

 


[1] Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика. Под ред. А.Г. Диденко. Выпуск 24, - Алматы: Юрист, 2006. - С. 223-231

[2] Гражданское законодательство Республики Казахстан. Статьи. Комментарии. Практика. Под ред. А.Г. Диденко. Выпуск 9, - Алматы: Баспа, 2000. - С. 139

[3] Камышанский В.П. Эволюция права собственности в России: некоторые теоретические проблемы // Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика. Выпуск 25, - Алматы: Юрист, 2006. - С.50

[4]Интренет-сайт Верховного Суда РК (http://www.supcourt.kz/site/Judgements.NSF/Documents/$SearchForm?

SearchView)

[5] Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика. Выпуск 24, - Алматы: Юрист, 2006. - С. 223-231

[6] Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика. Выпуск 17, - Алматы: Юрист, 2003. - С. 141

[7] Там же. - С. 170

[8] Там же. - С. 151

[9] Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика. Выпуск 25, - Алматы: Юрист, 2006. - С. 217

 

 

Здесь должны быть комментарий